Михаил Русамов

БЕСПОКОЙНЫЕ ДУШИ

Стихи для родных и друзей

 

Главная

Новости Последнее обновление: 7.02.16 Написать автору

О себе Любовные Философские Гражданские Иронические

Образ и слово

Посвящения

Разное

Крупные формы

 

Сцены 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

 

Сцена 21

Амстердам

Апартаменты Узбека в отеле «Рембрандт»

Узбек, Джон Хоуп

 

Джон Хоуп

Как чувствует себя мадам Гюльджан?

 

Узбек

Получше, только кашляет немного.

Изрядно тяжела была дорога

по мерзости известных англичан.

Но милостив Аллах: мы снова вместе,

и Вас, мой друг, я награжу по чести.

 

Входит Рика с перевязанной рукой,

 

Рика

Он спас мне жизнь, и это я ценю:

должок забыл и боле не виню.

 

Узбек

Хотел бы я услышать ваш рассказ

о слежке, о погоне и сражении,

о жертвах, упущеньях и ранении.

Но только без фантазий и прикрас.

 

Рика

От опия в руке стихает боль.

Желаешь всё узнать – тогда изволь –

готов я посвятить тебя в детали

того, как мы бандитов разметали.

 

Там, в Лондонском порту узнали скоро,

куда фон Вольф отплыл на сутки ране

с пленённою Гюльджан и при охране.

Но не было ни шлюпки ни линкора,

чтоб тотчас плыть за ними по пятам

в известный уже нынче Роттердам.

Задержка нервы превратила в струны,

а те звенят под пальцами фортуны.

 

В Европе быстро отыскали след,

нашли отель, где пленную Гюльджан

держали Вольфы. Я же англичан

туда послал, как спевшийся дуэт.

 

Джон Хоуп

Мы с Джимми там установили пост,

ловя минуту, чтоб бандитский хвост

как следует прижать и без причастья

порезать всех колбасников на части.

 

Джон Хоуп

Живя, как мореманы, в Порт-отеле,

общались, с кем могли, даря улыбки

и наши пенсы разной мелкой рыбке.

А в номере, как мышки не сидели.

Узнали мы о том, что был здесь врач,

солидный седоватый бородач.

Простудой заболевшая принцесса

представлена была, как баронесса.

 

Рика

С известием о том разведчик Джон

напарника послал в другой отель,

где нам уже готовили постель,

хотя ещё далёк был мирный сон.

За столиком дубовым ресторана,

ещё не зная всех деталей плана,

над картою склонились мы втроём,

как христиане перед алтарём.

 

Джон Хоуп

 

Пытливых взоров не прикрыли веки,

а ушлый Фриц был похитрей отца.

Он нас приметил и послал гонца

следить за Джимми: может быть, «узбеки»

стоят за нами и готовят бой?

И слежки не заметил наш ковбой.

Привёл врага он в стан «узбекских» сил,

Ибби же это дело проследил.

 

Рика

Тут спешка началась у нас, у них,

и ночь не отложила наши планы.

В сердцах у всех забили барабаны

для бегства без оглядки у одних,

а у других для слаженной погони.

Хорошие под нами были кони.

У Вольфа же ещё был экипаж,

который надо взять на абордаж.

 

И сам он был в карете, а верхом

поехали сынок и двое слуг.

Каретой правил же ни враг, ни друг:

пиратский инвалид. В бою лихом

он сразу убежал что было мочи.

Однако трудно под покровом ночи

искать пути в неведомой стране

и строить планы в маленькой войне!

 

Сэр Джон без нас погнался за бароном,

ему вдогонку я послал Бони.

А мы гуськом, без лишней болтовни,

сверяясь с картой, гневным легионом

в объезд помчались окружать врага.

Ночные скачки – это не бега!

Легко там можно потерять коня

на яме, что видна при свете дня.

 

Однако обошлось, и утром рано

устроили засаду мы в лесу.

Надолго я запомню ту росу,

что сыпалась за ворот из тумана,

когда рубили спешно молодняк –

орешник, ельник, тонкий березняк.

Одно бревно поваленным нашли,

конями на дорогу завезли.

 

Из трёх мушкетов залп свалил коней,

у тех, кто ехал впереди верхом.

Мы были в положении неплохом

и, словно совы от лесных ветвей,

метнулись на врагов, не ожидая

пока они, себя освобождая,

не вытащат пистоли и мечи.

 

Джон Хоуп

Вы были, как когтистые сычи.

 

Рика

В дыму и темени рванулись мы вперёд

Я выделил того, чей светлый волос

мелькнул без шляпы, как пшеничный колос.

Увидел как поспешно он встаёт,

упав на землю с раненым конём.

Когда б сраженье разгорелось днём,

то разглядел бы грозный пистолет,

который через миг пришлёт ответ.

 

Но я летел на Фрица, как стрела,

по гибельной при выстреле прямой.

Когда бы не Ибби, то голос мой

судьба б в иные дали унесла.

Метнул поэт свой шест из тонкой ели -

и пуля пролетела мимо цели.

Я тоже выстрелил в прыжке, но Фриц

двужилен был, как волк и просто «блиц».

 

В искусстве фехтованья он - барон!

Права была та дама, я забыл…

Из этих, принца вредного кобыл…

 

Узбек

Я помню, то мадам де Уолдентон.

 

Рика

Ибби твой палкою махал, как мог,

но Фриц и древко отбивал, как Бог.

Когда ж мне в руку шпагу он вонзил,

то я значительных лишился сил.

 

Я продолжал сражаться, но едва ли

с Ибби мы устояли бы в борьбе.

Арман в карете, Джимми в молотьбе

своих врагов с трудом атаковали,

но тут и подоспели Джон с Бони,

чтоб счастливо продлились наши дни.

Сэр Джон с налёта сделал финт клинком,

и Фриц качнулся раненым быком.

 

Кровь хлынула по мерзкому лицу,

и понял враг: ему не устоять,

скорее надо жизнь свою спасать,

пока она не подошла к концу.

Бежал он в лес, туда, где на конях

легко сломаться на подножных пнях.

Арман барону не дал даже шанса,

а Джимми Хорста уложил и Ганса.

 

Бони на землю соскочил проворно

и с саблей наголо метнулся в лес.

Имел он персональный интерес

бандиту отомстить, но тот, бесспорно,

сильнее в поединке, и слуга

с коротким криком от руки врага

сражён был насмерть, и несчастный дух

как искра вспыхнул и тотчас потух.

 

Мы все устали, чтоб бежать за Фрицем,

а солнце говорило: поскорей

очистите дорогу от коней,

от трупов, от завала, и с гостинцем

спешите в Амстердам, где ждёт Узбек,

считая каждый день, как целый век.

Служанку взяли в плен. С Гюльджан решай,

устроить ей из жизни ад иль рай.

 

Узбек

Как счастлив я, что милая со мной!

Бони убит, но враг повержен вами.

Не совами сражались вы, а львами

в осенней чаще с жёлтою листвой.

Достойны все награды, безусловно!

Пусть в массе человечество греховно,

порою тонет в войнах и крови,

но место есть для чести и любви.

 

О вас друзьям пошлю я весть в Париж,

пусть знают, что не всё ещё так плохо,

что нами не закончится эпоха.

Сейчас один ты совестью горишь,

а завтра флаг поднимет поколенье

в борьбе за чистоту и избавленье

от глупости и жадности людской.

Их дух превыше суеты мирской!

 

Сцены 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ян Стен - Мнимая больная девушка

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Жан-Фран Раффаэлли - Засада

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Себастьян Вранкс - Нападение разбойников

 

Назад