Михаил Русамов

БЕСПОКОЙНЫЕ ДУШИ

Стихи для родных и друзей

 

Главная

Новости Последнее обновление: 7.02.16 Написать автору

О себе Любовные Философские Гражданские Иронические

Образ и слово

Посвящения

Разное

Крупные формы

 

Глава Твердо. Страна Твердовия

 

Вступление

 

Твердовский, ты ли, друг старинный?

К стихам ещё не охладел?

Оставь свой цикл супердлинный

с канвою повести былинной.

Яви талант шести-виршинный[1],

пока совсем не отвердел.

 

Твердвины[2]

 

В горах Незыблемых Понятий

живут твердвины много лет.

Немало есть у них занятий,

твердвинных встреч, мероприятий,

а также пламенных объятий.

Но с мягкотельем дружбы нет.

 

Тираны

 

Когда-то правили тираны,

и был суров твердовный быт.

По слуху били барабаны,

везде стояли истуканы,

гуманны были только планы,

а дух свободы позабыт.

 

[1] Вирши – старославянское, стихи

[2] Твердвины – граждане Твердовии

 

 

 

 

Товарищ

 

Господ и слуг не стало боле,

не стало барышень и дам.

Мы звали всех, кто был на воле:

«товарищ», «друг», но поневоле

страдали в твёрдом произволе,

дух отдавая «господам».

 

Терапия

 

Тираны кончились, и новый

открылся твердовинам путь.

У власти доктор встал очковый,

и терапией бестолковой

апологетам тьмы суровой

пытался зрение вернуть.

 

Тормашки

 

Тормашки вверх! Смотрите ниже,

туда, где корни и земля.

Отбросьте мысли о престиже

и не читайте старых книжек.

Пусть разум выкипел, унижен,

мы Твердь построим от нуля!

 

 

Глава Ук. Страна Указия

 

Вступление

 

- На Вас лица нет, сударь, кто Вы?

- Поэт Указии, Закон.

- Писать стихами Вы готовы?

Не слишком ли на то суровы?

- Уж лучше я, чем богословы.

Слова их мягки, только – звон.

 

Указцы[1]

 

В стране Указии всё чинно,

в закон порядок возведён.

Вопросы спорные общинно

решаем мы, и беспричинно

карать не склонны, чтоб безвинно

земляк наш не был осуждён.

 

Угроза

 

Всегда есть в обществе угроза

насилия и воровства.

Во многих душах есть заноза,

порочною бывает проза,

и стихотворческая роза

худа без чувств и мастерства.


 

[1] Указцы – граждане Указии

 

 

 

 

Удар

 

В стране законов на удары

ответный следует удар.

К щеке побитой мы для пары

другую не подставим. Кары,

не избежать у нас, кошмары –

удел хозяев жёстких нар.

 

Устои

 

Не в каждой стороне устои

пустили корни, как у нас.

В бою не слáбы наши вои,

и бьются насмерть, как герои,

где хитроумные дзелои[1]

ломают жизненный каркас.

 

Учитель

 

Ученье – свет, когда учитель

и сам в познаньях просветлён.

Но, если светочи носитель

доносит ложь, и, как губитель,

калечит души, Искуситель

на царство будет водворён.


 

[1] Дзелои – граждане Дзелонии

 

.

Глава Ферт и Хер. Страна Фертхерция

 

Вступление

 

Прошу возвышенно-гуманно

о Ваших ценностях вещать.

И коротко, а не пространно.

Как Вас зовут? Фертакий? Странно!

Но, всё равно: чтоб не туманно,

и смог читатель Вас понять.

 

Фертхерды[1]

 

От высоты, где херувимы

парят над твердью и водой,

фертхерды, грубостью гонимы,

тоской по родине томимы,

как те бродяги-пилигримы,

вбирают сердцем дух святой.

 

Храм

 

Где храм скитальцев по пустыне

угроз, гонений и вражды?

Он был всегда и есть доныне

в большой любви, в Отце и Сыне,

в саду фантазий, где святыни

хранят изгоев от беды.


 

[1] Фертхерды – граждане Фертхерции

 

 

 

 

Форма

 

Что за волшебное звучанье

несётся от скрипичных струн?

Я слышу с милой расставанье,

и перед Богом покаянье,

и утра свежее дыханье…

- Кто музыкант?

                          - Слепой горбун.

 

Характер

 

- Остынь, душа моя, в покое -

все беды в сердце не снести.

- Я за других страдаю вдвое -

не выношу я всё дурное.

Пускай я мучаюсь, иное

не по характеру. Прости.

 

Фраза

 

«Я ухожу» - всего два слова –

и холод вылился из глаз.

А где любовь – семьи основа?

Я не смогу начать всё снова.

Зачем ты так со мной сурова,

владелица коротких фраз?

 

 

Назад