Михаил Русамов

БЕСПОКОЙНЫЕ ДУШИ

Стихи для родных и друзей

 

Главная

Новости Последнее обновление: 7.02.16 Написать автору

О себе Любовные Философские Гражданские Иронические Образ и слово Посвящения

Разное

Крупные формы

 

Эпилог

1809 г., октябрь

 

Бостонец Вульф, да-да, тот самый,

«Юноны» бывший господин,

в Россию прибыл вновь, и храмы

пошёл осматривать один.

 

И вдруг – о, случай необычный!-

Лангсдорфа  встретил – вот удача:

приятель старый и привычный.

Они обнялись, чуть не плача.

 

Идут по Невскому, болтают,

и тут – о, чудо из чудес! -

два офицера их встречают:

Хвостов! Давыдов! Freunde! Yes!

 

Такая встреча скрасит скуку,

а тем довольно для бесед.

Им было, что сказать друг другу

и вспомнить тех, кого уж нет.

 

Лангсдорф на Невском поселился.

Наняв извозчика, в жилище

квартет в карете покатился

и там вкушал вино и пищу.

 

Лангсдорф – в Бразилии посланник,

на службе царского двора.

А «Джон-Норд-Вест» - морей избранник –

ещё не бросил якоря.

 

Давыдов только что закончил

литературный экзерсис.

Хвостов всем головы морочил,

тем, что намерен новый приз

 

взять у японцев, только вот

никто не хочет отпускать

его от Питерских ворот:

мол, неча больше баловать!

 

Судьбу Резанова друзья

весьма подробно обсуждали.

Любил ли он, иль соловья

изображал, чтоб хлеба дали?

 

Там, в Калифорнии, конечно –

сказал Лангсдорф – он был влюблён,

и вёл себя с Кончитой нежно.

Ну, а когда был обручён,

 

то стало всё вполне серьёзно.

Честь дворянина – вот залог.

Царей просил бы, знаю, слёзно,

и все преграды превозмог.

 

Увы, никто теперь не знает

дошла ли весть до Аргуэлло

о том, где дух его витает

и где лежит под камнем тело!

 

Давно стемнело, наболтались.

Пора, друзья, и почивать.

Два офицера попрощались

и побрели судьбу искать.

 

Качаясь, словно на волнах,

хотелось петь о тех, кто в море

на всех несётся парусах,

преград не зная на просторе.

 

О тех, кто в море.

(песня)

 

Эй, весёлый мореман,

ром плесни мне в кружку!

Я ещё совсем не пьян,

выпью за подружку.

 

Пусть она меня не ждёт,

и с другим резвится -

океан меня зовёт,

как морскую птицу.

 

Припев:        То приливы, то отливы -

                      бурная вода.

                      На Курилы и Мальдивы

                      тянутся суда.

                      На одних лютует холод,

                      на других - жара.

                      Вдаль уносит тех, кто молод,

                      с ветрами игра.

                      Вдаль уносит тех, кто молод,

                      с ветрами игра.

 

Мне сухие берега

не нужны, и точка.

Для бродяги-моряка

суша – лишь отсрочка.

 

Мне бы чайкою лететь

на морском просторе!

Гимн морям я буду петь

и о тех, кто в море.

 

Припев.

 

Кто просолен на морях,

не сгниёт на суше -

на семи лихих ветрах

пропадают души.

 

Цвесть не будет резеда

на моей могиле -

только тёмная вода

и морские мили.

 

Припев:        То приливы, то отливы -

                      бурная вода.

                      На Курилы и Мальдивы

                      тянутся суда.

                      На одних лютует холод,

                      на других - жара.

                      Вдаль уносит тех, кто молод,

                      с ветрами игра.

                      Вдаль уносит тех, кто молод,

                      с ветрами игра.

 

 Конец

 

Август 2009 г. - июль, 2010 г.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Isaakievskij_most.jpg (25211 bytes)

Исаакиевский мост. Санкт-Петербург. Литография по рисунку Г. Треттера.

 

 

 

V poslednij_put.jpg

В последнее плавание.

Назад