Михаил Русамов

БЕСПОКОЙНЫЕ ДУШИ

Стихи для родных и друзей

 

Главная

Новости Последнее обновление: 7.02.16 Написать автору

О себе Любовные Философские Гражданские Иронические

Образ и слово

Посвящения

Разное

Крупные формы

 

Дискуссия

между Философом, Иудеем и Христианином

(почти по П. Абеляру)

 

Автор:

Исполнены возвышенных идей,

и накопив большой запас упрямства,

Христианин, Философ, Иудей

решили отказаться от буянства,

и вне границ, пространства и времён

мне показать, кто более умён.

 

А кто из вас решил, что вправе я

искать гармонию среди контрастов?

Ну, да, мой дух за кромкой бытия

побеспокоил опытных схоластов.

Тогда – вперёд, болтливые глупцы,

словесных войн ретивые бойцы!

 

Философ:

Путь разума идёт от естества,

и нравственность – для разума основа.

Для этики не нужно божества,

но этот принцип не для богослова.

Он заражён идеей управленья

и ждёт от черни лишь повиновенья.

 

Раввин-учитель и святой отец

твердят, что нет у нас свободы воли:

во всяком действе властен лишь Творец,

и только он распределяет роли.

А если вспыхнет искорка протеста,

то на кресте (костре) найдётся место.

 

Любых догматов писаный Закон

весьма удобен и попам и трону.

И даже непонятный лексикон

хранит от посягательств на корону.

Вы дерзки, глупы и высокомерны

настолько же, насколько лицемерны.

 

Иудей:

Писание надиктовал нам Бог.

Отвергнуть это ты не в силах,

поскольку сам сознанием убог,

скатясь на брань, не помня о мерилах.

Умерь свой пыл и вспомни о душе!

А наша цель отнюдь не в барыше.

 

Мы сотни лет разбросаны по свету,

чужим царям свою приносим дань.

Как сохранить всю преданность Завету,

когда везде – гонения и брань?

Мы вынуждены кланяться Мамоне,

но молимся, как писано в Законе.

 

А список правил длинен и суров.

Храня их, платим статусом изгоев.

Дробясь на длинный список языков,

мы терпим убыль, пополняя гоев.

На редкость не проста у нас дорога,

но мы едины, восхваляя Бога.

 

Философ:

Порою брань с упрёками уместна,

чтоб возбудить расслабленных бойцов.

Дискуссия скучна, неинтересна,

когда безумцев нет иль наглецов.

Прошу простить за этот мой приём,

но мы ведь – люди, и средь них живём.

 

Христианин:

Основы вашей этики – морали

вошли в Евангелие, как Закон.

Но есть и то, что вы не почитали.

Бессмертие души – вот тот канон,

что нам несёт понятие о благе,

а в смертной битве придаёт отваги.

 

Нам легче жить с такой слепою верой,

как овцам глупым, так и пастухам.

Писание же служит только мерой

деяньям добрым или злым грехам.

А разум не был никогда препоной

для «мудрецов» с напяленной короной.

 

Порой не по Закону правят власти,

и терпят зло бесправные народы.

Царей терзают дьявольские страсти

от ангелов отвергнутой породы.

А вера, проповедуя терпенье,

спасает нас от саморазрушенья.

 

Философ:

Я понял так, что Яхве Иудея

даёт ему набор из дольних благ.

Живи по Торе, нарушать не смея,

и будет чист обрезанный твой флаг.

Понятие о Рае и душе у вас вторично,

была бы жизнь богата и прилична.

 

Христианин же дальше от природы:

в грехи попал естественный закон,

урезаны житейские свободы.

И даже мыслям множество препон

настроили церковные пройдохи.

Какой душе по нраву только вздохи?

 

Христианин:

Для горних благ готов христианин

терпеть нужду и тяготы другие.

Пусть раб ты, гражданин иль властелин,

но к Господу приходим мы нагие.

Страшись греха, чтоб не гореть в огне,

и будет Рай тебе в заоблачной стране.

 

Вот только Дьявол, наш соперник вечный,

толкает слабых на порочный путь.

Твердит, как ты, что бытие – конечно,

и в наслажденьях тела жизни суть.

Но здесь – тупик, для общества граница,

и перестанет человек плодиться.

 

Иудей:

Сдаётся мне, что тяга к размноженью

с религией не связана никак.

Конечны мы иль вечное движенье

толкает к свету иль в подземный мрак,

но только есть в религии спасенье,

коль не утратят веру поколенья.

 

Автор:

Желудок не насытят ваши речи,

а я принёс и яства и вино.

Еда - кошерная для нашей встречи,

считайте – Богом это вам дано.

А вот три жрицы Храма Пылкой Страсти.

Ну, чем не Рай, не благо и не счастье?!

 

Я выбрал самых юных и беспечных,

и даже не спросил у них имён.

Забудьте, господа, о спорах вечных,

о распрях и о трепете знамён.

Без одеяний вы равны, как братья,

а девы примут вас в свои объятья.

 

Христианин, Философ, Иудей

в любой позиции подобны Богу,

когда творят в соитии детей,

да так, чтоб в сумме было их так много,

как слов в трактовке божеских идей.

Тогда и жизнь польётся без затей.

 

2013 г.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Франческо Хайес – Аристотель.

 

Isaac Luttichuys - Portrait of Rabbi Jacob ben Aaron Sasportas

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Караваджо – Блаженный Августин.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Николай Бессонов – Цыганский…

Назад